Эцп социальной карты

Дмитрий Завалишин:

Добрый день, в эфире «DZ Online», с Вами Дмитрий Завалишин и Кирилл Кузнецов, руководитель направления «Социальная карта москвича» ДИТ Москвы. Здравствуйте, Кирилл. 

Кирилл Кузнецов:

Добрый день. 

Дмитрий Завалишин:

Вообще, зачем нужен этот продукт. Его воспринимают в существенной степени, как такой инструмент, который для бабушек, для дедушек, который молодым не нужен и кажется, что не так уж много молодёжи им пользуется. Для чего?

Кирилл Кузнецов:

Я начну с конца. Казалось бы, мало молодёжи им пользуется. однако у нас порядка миллиона владельцев карт, это молодёжь как раз. Это школьники, студенты, молодые мамы. И на самом деле, одна из самых активных пользовательских наших аудиторий. Продукт нужен сейчас очень, наверное, однозначно сложно ответить на этот вопрос, потому что если я начну отвечать, я начну рассказывать, какой он хороший, замечательный, сколько в себя он включает. 

Дмитрий Завалишин:

Почему нет. Обобщим как-нибудь. 

Кирилл Кузнецов:

Если просто, то это такой инструмент, это ключ к городу. Пока в таком ещё, не в идеальном состоянии, но дающий возможность и самоидентифицироваться, и получать различные услуги, получить доступ к городской инфраструктуре, к сервисам городским, начиная от скидок, заканчивая транспортом. При этом на текущий момент, правда, эта карта доступна, к сожалению, пока только ограниченному кругу лиц, но это 5 млн. человек. Мы сейчас реализуем совместно со Сбербанком проект, который позволит любому желающим эту карту получить. Достаточно просто, придя просто в отделение банка, заказав эту карту и получить инструмент, который позволяет и записаться к врачу, и проехать на общественном транспорте. При этом имея возможность в случае, если Вы становитесь льготником, перейдя в статус, например, многодетного родителя или став, например, студентом, получить, не меняя эту карту, фактически, Вам перезапишут льготы на этой карте. И Вы сможете иметь доступ ко всей городской инфраструктуре. 

Дмитрий Завалишин:

А сегодня она только для льготников существует. 

Кирилл Кузнецов:

Она де-юре существует для не льготников, но, к сожалению, таким образом был прописан в стародавние времена механизм, что получить её не льготнику крайне проблематично и, фактически, у нас этой категория практически нет. Мы оттестировали эту карту, как зарплатную на своём предприятии, и все работники Московского социального регистра, которые и занимаются выпуском этих карт, как зарплатную карту имеют социальную карту москвича. 

Дмитрий Завалишин:

То есть одна одновременно является банковской картой что ли?

Кирилл Кузнецов:

Да, это банковская карта, причём самая современная на текущий момент. Она с технологией бесконтактной оплаты, там очень мощный чип, который позволяет на него записывать много чего, о чем мы ещё впереди расскажем. Это карта с фотографией на оборотной стороне, то есть можно идентифицировать владельца, глядя на саму карту. С помощью этой карты можно осуществить запрос в базу данных и проверить наличие той или иной льготы. И на карте записан транспорт, есть возможность на неё записать электронно-цифровую подпись, что очень, на самом деле. 

Дмитрий Завалишин:

Технически значимо. 

Кирилл Кузнецов:

Абсолютно верно. И это можно использовать, например, главному бухгалтеру для подписывания отчётности и отправки в налоговую. То есть ставим обычный считыватель, к ней прикладываем эту карту или вставляем, в зависимости от типа считывателя, и подписываем этой ЭЦП любую документацию, договоры, первичку, что угодно. 

Дмитрий Завалишин:

А как это привязывается к юрлицу, ведь главбух — это юрлицо, а карта выдаётся физику. 

Кирилл Кузнецов:

Да, но подпись у главбуха, как у физического лица де-юре, она у него, как у Васи Иванова. 

Дмитрий Завалишин:

То есть это её личная подпись. 

Кирилл Кузнецов:

Конечно. 

Дмитрий Завалишин:

Которая связана с компанией в силу того, что она является главбухом. 

Кирилл Кузнецов:

Конечно, от того, что она ушла с одного предприятия на другое, её подпись не осталась на предыдущим предприятии, она вместе с этой подписью перешла на другое предприятие физически. То же самое с электронно-цифровой подписью на законодательном уровне, никаких проблем нет. Эту же возможность, опять же, имеют наши врачи. Мы в ближайшее время планируем выпускать для них карточку, как зарплатную, это опционально, то есть это их право выбора. И на ней можно будет записать ЭЦП. Эта карточка будет иметь возможность пропуска на работу, идентификации в различных программных продуктах, в ЕМИАСе, ещё где-то. Например, мы по этой карте сейчас запускаем, сейчас переехали в новый офис, и мы по ней будем проходить в офис. Соответственно, это карта многофункциональна, действительно, это ключ, ключ не только на работу, но и ключ к городу. На эту карту можно записывать, вплоть до ключа в отеле. 

Дмитрий Завалишин:

А я правильно понимаю, что то, что Вы сейчас делаете, это, по сути дела, реинкарнация того, что пытались сделать в виде Мира. 

Кирилл Кузнецов:

В виде УЭК Вы хотите сказать. 

Дмитрий Завалишин:

В виде УЭК, да. Это универсальная карта, которая является ключом ко всему и закрывает все идентификационные и финансовые задачи, которые связаны с физиком. 

Кирилл Кузнецов:

Отчасти, да. Дело в том, что разница лишь в подходах. Если УЭК двигался. как проект сверху и фактически продавливался, к сожалению, он была закрыт в прошлом году. 

Дмитрий Завалишин:

Не понимаю, почему. 

Кирилл Кузнецов:

Я не готов обсуждать. 

Дмитрий Завалишин:

Идея была очень хорошая, мне кажется.

Кирилл Кузнецов:

Да, нам тоже идея очень нравилась, а учитывая, что предприятие, на котором как раз мы эти карты выпускаем, оно уже в Москве занималось УЭКом, то мы, фактически, перехватили. Мы технологию продублировали и в данном случае мы просто продолжаем развивать проект снизу, договариваясь с различными акцептантами приложения, договариваясь с различными предприятиями, которые, так или иначе, занимаются сервисами, связанными с билетами. То есть это музеи, театры и так далее. И позволяем с помощью этой карты, как с билетом, ходить туда, куда люди привыкли ходить. На каток, в музей, в зоопарк, то есть, идентифицируясь там, как льготник и получая скидку, не принося с собой никаких документов. 

Дмитрий Завалишин:

То есть это по факту такой универсальный документ, который может быть ключом, может быть билетом, может быть банковской картой, может быть источником своей подписи. То есть Вы рассматриваете её, как некоторую в потенциале единственную вещь, которая должна остаться в кармане горожанина, чтобы получить в городе всё. 

Кирилл Кузнецов:

Я бы так сказал, мы бы об этом мечтали, потому что. 

Дмитрий Завалишин:

Но?

Кирилл Кузнецов:

Ну, потому что, представьте себе, у Вас есть водительское удостоверение. 

Дмитрий Завалишин:

Нельзя залить туда же?

Кирилл Кузнецов:

Как идентификационное приложение, наша карта позволяет использовать эту карту для чего угодно. То есть фактически карта, это всего лишь форм-фактор, это кусок пластика. 

Дмитрий Завалишин:

Кусок пластика, это чип.

Кирилл Кузнецов:

Да, но при этом есть ID, привязанное к этой карте, привязанное к человеку, что важно. У нас очень много людей, которые не удовлетворены тем, что они получают ID. Это в основном религиозно настроенные граждане с неполным пониманием процесса. То есть они пишут, зачастую, говорят, что эта карта отменяет моё имя. Она дополняет. Дело в том, что очень часто случаются совпадения по фамилии, имени, отчеству и по дате рождения. 

Дмитрий Завалишин:

Конечно. 

Кирилл Кузнецов:

Даже с документом. То есть все мы модификаторы набираем, и даже в этих случаях случаются совпадения. Дополнительный идентификатор лишь позволяет исключить вот эти ошибки. Так вот, возвращаясь к водительскому удостоверению. Вот представьте себе, что у нас есть ID. Мы по этому ID в онлайне можем запросить водительскую лицензию, назовём это так, доступ к тем или иным автомобилям. 

Дмитрий Завалишин:

Вы прямо сняли с языка, сразу вертится вопрос, зачем вообще нужно водительское удостоверение, если человек можно идентифицировать, то можно выяснить, есть ли в базе данных на него выданная ему лицензию на управление автомобилем. 

Кирилл Кузнецов:

Отвечаю, у нас, во-первых, не везде есть покрытие 4G, во-вторых, ни каких сотрудников ГИБДД у нас нет инструментов считывания. Потом я, например, могу поехать заграницу, это не будет приниматься. 

Дмитрий Завалишин:

Хорошо, заграницу ладно, это всё равно документы брать с собой надо, там это работать не будет. 

Кирилл Кузнецов:

Но тогда мне всё равно нужен дополнительный набор документов, которые так или иначе могут быть у меня там запрошены. Поэтому есть ряд ограничений, они в основном технологического характера и юридического характера. То есть нужно синхронизировать правовые базы различных ведомств. Это непростая достаточно задача, видимо, об это УЭК собственно и споткнулся, есть такое у меня предположение. Но в целом мы потихонечку, потихонечку дойдём. Потому что, например, сложно продавить, условно, все московские музеи на то, чтобы они принимали эту карту, как идентификатор. Мы приходим в конкретный музей, договариваемся с ними, приходим, условно, в конкретный каток на ВДНХ, договариваемся с руководством ВДНХ, с Парком Горького о том, что давайте по этой карте человек придёт, приложит её на кассе, Вы считаете номер льготы, запросив её у нас. Человек не будет с собой таскать пенсионное удостоверение, студенческий билет или ещё какой-то документ, подтверждающий право на меры социальной поддержки. Это очень удобно, это очень просто. 

Дмитрий Завалишин:

Извиняюсь, что я Вас перебиваю, всё-таки такая некоторая идеальная картина просится и хочется о ней помечтать. 

Кирилл Кузнецов:

Давайте помечтаем. 

Дмитрий Завалишин:

Карта зачем, у нас же есть распознаватель лиц давно уже. 

Кирилл Кузнецов:

Биометрия тоже хорошая штука, мы работаем над этим процессом. 

Дмитрий Завалишин:

Пальчик, лицо, пришёл, подложил, посмотрела на тебя камера, сказала: да, это Петя, у него есть, на самом деле, и деньги на счету у него есть, и скидка для него такая-то, идти, Петя. 

Кирилл Кузнецов:

Ограничений три. Первое, технологическое ограничение, которое мы в процессе снятия находимся. Второе ограничение, оно в юридической плоскости находится, нам нужно со всех пользователей собрать их согласие. 

Дмитрий Завалишин:

Биометрию. 

Кирилл Кузнецов:

Нет, биометрия, это нет, согласие именно на обработку биометрии, не просто персональных данных, а биометрических данных. И здесь вступает в силу пункт номер 1, потому что сделать это на бумаге крайне тяжело, значит надо каким-то образом сделать это юридически корректно, но просто и удобно для пользователя. Соответственно, это процесс, если впрямую к нему подходить, может растянуться на 5 лет. Потому что карта у нас действует 5 лет, вот в следующий раз пришёл пользователь перевыпускать карту, и мы ему предложили подписать согласие на обработку биометрических данных. Третье, это коммуникационная проблема. Она связана с тем, что человеку нужно объяснить, почему для него это выгодно и удобно. 

Дмитрий Завалишин:

Казалось бы, люди порадуются и не будут сильно возражать. 

Кирилл Кузнецов:

Многие боятся большого брата. Многие боятся того, что может быть утечка. 

Дмитрий Завалишин:

Уже поздно, по-моему, бояться. 

Кирилл Кузнецов:

Это понятно. Даже те люди, которые не хотят карту, потому что это лишает их какой-то религиозной идентификации сущности, всё равно, наверное, подспудно понимают, что это уже атавизм. Но при этом у них есть своё право. 

Дмитрий Завалишин:

Нет, хорошо, будут люди, которые по-старому хотят, конечно, для них надо оставить всё-таки возможность и денежку отдать живьём, руками. Но это же вопрос масштаба, понятное дело, что если мы 90 % сведём к онлайновому обороту и подтверждению через биометрию, то остальное будет не так проблемно. 

Кирилл Кузнецов:

Ещё раз, мы в этом направлении работаем, мы технически это решаем. Я Вам могу вам привести пример. Например, у нас когда человек заказ на карту делает на сайте, он прикладывает фотографию свою. Эту фотографию мы уже с помощью технологии распознавания лиц уже оцениваем. На качество, на то, что она монофотография, это не групповое фото какое-то, на то, что она не смещена куда-то, на то, что это мужчина, а не женщина, сопоставляем с данными, которые указаны в анкете. То есть многие вещи мы уже делаем. 

Дмитрий Завалишин:

Это форм анализ такой. 

Кирилл Кузнецов:

Да, абсолютно верно. То есть многие вещи мы уже делаем автоматически. И постепенно, постепенно мы увеличиваем и производительность труда, за счёт этого сокращаем затраты, в том числе, налогоплательщиков на использование различных ресурсов, чтобы выпустить им эту карту. Мы ускоряем этот процесс, мы минимизируют количество ошибок, мы минимизируем неудовлетворённость граждан тем, что в конечном счёте они на карточке могут получать некачественное фото. То есть мы над этим активно работаем. Другой вопрос, что надо работать ещё активно в сфере разъяснения, почему это удобно и как это удобно. Но, на мой взгляд, это произойдёт очень быстро и стремительно и, к сожалению, наверное, мы не будем здесь лидерами, хотя очень хотелось. Я думаю, что ритейл, банки здесь будут впереди. Тем более, здесь есть один у нас плюс выигрышный. Поскольку карта банковская, а мы выпускаем её вместе с ведущими банками, то соответственно, банки и так соберут эти сведения и согласия с клиентов, даже в процессе просто обращений за какими-то услугами или сервисом. Поэтому здесь мы думаем, как сделать это, в том числе, и в процессе использования уже действующих карт. Я думаю, что мы решим эту проблему, это просто вопрос времени. На мой взгляд, это максимум, 5 лет. 

Дмитрий Завалишин:

Любой банк может стать Вашим партнёром, выпускать карту, которая является и банковской картой, и одновременно картой москвича?

Кирилл Кузнецов:

На текущий момент любой банк. Но мы, с одной стороны, не хотим ширить количество банков, с которыми. 

Дмитрий Завалишин:

Ну, понятно.

Кирилл Кузнецов:

Во-первых, идёт, как мы видим в СМИ, череда отзыва лицензий, банкротств и так далее. Поэтому нам бы хотелось, чтобы это были стабильные, сильные банки, не обязательно государственные, то есть это…

Дмитрий Завалишин:

Нет, я понимаю, что Вы выбираете наиболее крупных, серьёзных, это тоже понятно. Но я к тому, что человек не привязан, грубо говоря, к какому-то одному источнику. 

Кирилл Кузнецов:

Сейчас нет, но и сами банки не сильно стремятся в этот проект по разным причинам. Начиная от того, что люди, Вы же с этого начали, воспринимают карту, как скидки в аптеках или как бесплатный билет. И слабо воспринимают её как банковскую карту, хотя это действительно удобный банковский продукт. И вполне человек может сейчас написать заявление, ему и пенсии, и все меры социальной поддержки туда будут выпускаться. При этом есть удивительная категория наших клиентов, это женщины, находящиеся в положении, которые могут получить эту карту, у них бесплатного билета нет. Они оплачивают полную стоимость транспорта, и они идут и получают, и у нас таких прилично, несколько сотен тысяч клиентов. Соответственно, мы понимаем, что мы на правильном пути. Действительно, нужно это приложение банковское на этой карте. В принципе, мы договорились с ключевыми 9-10 банками о том, что они входят в этот проект. Мало того, они соинвестируют. Сейчас город оплачивает эмиссию карты и, учитывая сложность этой карты, её технологичность, она недешёвая. Мы хотим перенести это на плечи, затраты на плечи банков, с банками продумываем модель экономическую для того, чтобы им это было выгодно, чтобы они могли зарабатывать на этом что-то. Соответственно, им нужны обороты. В первую очередь, обороты, остатки. В этом случае им это становится интересно. Мы придумываем как раз механизм, как сделать так, чтобы карта использовалась не только, как сервисная, но и как банковская. Но там получается ситуация, при которой одно цепляет другое, и в общем, там такая, слово «синергия», наверное, не очень подходит, но один продукт тащит за собой другой. Поэтому подключая, условно, Парк на ВДНХ или подключая горнолыжный курорт Роза Хутор, куда можно точно также по этой карте пройти. 

Дмитрий Завалишин:

Да Вы что! 

Кирилл Кузнецов:

Да, у нас студенты, школьники могут получить скидку 10 % на дневные скипасы в Розе Хутор по нашей карте, придя в кассу, там определённое количество касс. И не таскать с собой никаких документов, подтверждающих личность. Очень удобно. 

Дмитрий Завалишин:

Серьёзно, очень удобно. Смотрите, возвращаясь к общей структуре сервиса, по сути дела, всё делится на финансовые службы. В этом смысле Вы не сильно нужны, потому что любая банковская карта, так или иначе, это закроет, просто прямого снятия с банковской карты при проходе в метро, это всё близко уже. 

Кирилл Кузнецов:

Согласен. 

Дмитрий Завалишин:

Вторая часть, это идентификация, это очень здорово, что она есть, но она хорошо бы, чтобы она была не в рамках города, а в рамках страны. И третья часть, которая именно городская, это как раз льготы и всякие-разные локальные услуги, которые действительно должны быть именно к ней привязаны. Правильно я понимаю картину?

Кирилл Кузнецов:

Картину Вы поняли практически стопроцентно верно, есть ещё какие-то минорные истории, которые дополняют эту карту. Но глобально Вы всё верно описали. При этом надо понимать, что вот эти льготники, о которых мы говорим, зачастую, люди даже не знают, что они имеют право на меры социальной поддержки. Я думаю, что практически каждый, сидящий в этой студии, так или иначе может получить эту карту. Чуть-чуть порывшись в запасниках своей памяти, нет ли у него каких-либо прерогатив. 

Дмитрий Завалишин:

Четырёх детей где-нибудь. 

Кирилл Кузнецов:

Да, либо четырёх детей, либо ещё чего-нибудь, либо он где-то проходил какую-то службу, но подзабыл об этом. Соответственно, подтверждение мер социальной поддержки, это очень большой фактор удобства, потому что.. Приведу простой пример. Я, как многодетный отец, Вы так удивительно посмотрели. Я перестал во многих местах использовать своё свидетельство. Во-первых, свидетельство даётся одно на семью. Каждый раз с женой делить это свидетельство не очень удобно. Соответственно, приложить карту мне гораздо проще. Есть там другая проблема, связанная с тем, что по действующей нормативке карта положена многодетным тоже на семью только одна. 

Дмитрий Завалишин:

Свидетельство и карта, это уже два. 

Кирилл Кузнецов:

Да, но это связано как раз с тем, что город сейчас финансируют эмиссию карты. И только у одного родителя есть право на бесплатное транспортное приложение. Но мы можем эту проблему решить тем, что мы выдадим вторую карту с платным транспортным приложением, но за счёт банка. И мы как раз в эту сторону думаем. И тогда идентификация пользователя, как многодетного будет стопроцентной, а все остальные сервисы, связанные со скидками он тоже будет получать. Но при этом дальше этот вопрос дискуссионный, это больше не ко мне, наверное, а к тем, кто эти меры предоставляет, департамент транспорта, социальной политики, которые уже либо расширят, либо откорректируют каким-то образом для этих многодетных. Так вот, для меня поход во всякие музеи, а у нас их 90 только московских, на катки московские становится беспроблемным. Мне не нужно ничего с собой таскать, я получаю действительно хорошие скидки на это. Зачастую, я прихожу и удивляюсь, что куда-то могу вообще бесплатно сходить. Тут я выяснил, мы с друзьями периодически ходим в Краснопресненские бани, что по определённым дням я могу туда сходить бесплатно. 

Дмитрий Завалишин:

Даже Вы выяснили. 

Кирилл Кузнецов:

Я не знал этого. 

Дмитрий Завалишин:

Даже Вы, живя в этом мире. 

Кирилл Кузнецов:

Да, то есть по определённым дням, в определённые часы я могу там раз в месяц сходить бесплатно в достаточно не самые дешёвые, скажем так, бани. И то же самое оказалось и в Сандунах, ещё где-то. И таких сервисов очень много, и я об этом узнаю совершенно случайно. При этом у нас есть партнерская сеть из 5500 предприятий, которые предоставляют скидку по карте, с которыми у нас заключены соглашения. А есть ещё достаточно большое количество предприятий, которые используют нас, как маркетплейс. То есть они просто берут наклейку «здесь предоставляется скидка по социальной карте», приклеивают её к себе, и достаточно просто показать карту, они её не считывать, ничего не делает. 

Дмитрий Завалишин:

А не интегрируют сами.

Кирилл Кузнецов:

Да, они за счёт нас привлекают аудиторию к себе. И таких много. Есть одна очень крупная, наверное, крупнейшая сеть в ритейле, которая этим грешит. Мы не переживаем по этому поводу, потому что наши клиенты получают дополнительные скидки. Нам, конечно, грустно, что мы не узнаем о том, что они получают скидки, нам бы хотелось это знать для того, чтобы клиенту более персонализированный сервис оказывать. Потому что те же самые рассылки, которые мы делаем, мы не злоупотребляем ими, мы бы хотели делать их тоже персонально. То есть, например, предположим, Вы владелец карты, Вы ходите регулярно куда-то на спорт, куда-то покупаете.

Дмитрий Завалишин:

В баню.

Кирилл Кузнецов:

Хорошо, Вы не так регулярно, как хотелось бы, в баню, например. Мы Вам не будем предлагать, условно, детскую одежду, мы Вам предложим бани или спорт. Вы получите, при этом мы Вам предложим их с хорошим дисконтом. То есть мы предлагаем только то, где действительно идут хорошие акции для наших клиентов, или появляются новые партнёры, новые акцептанты наших сервисов и приложений. Поэтому нам, конечно, хотелось бы персонализации, нам хотелось бы, чтобы клиент получал информацию только ту, которая ему нужна, исключить от него, максимально минимизировать спам, вот такие цели. 

Дмитрий Завалишин:

Вы знаете, я слушаю все это дело, у меня сразу возникает такой вопрос, какой KPI вообще у Вашего подразделения, задача какая?

Кирилл Кузнецов:

Счастье. 

Дмитрий Завалишин:

Счастье?

Кирилл Кузнецов:

Населения, естественно. 

Дмитрий Завалишин:

Обалденно. Немного видел людей, у которых вот такая хорошая задача. Но всё-таки вы же как-то измеряете счастье. Чем меряете счастье?

Кирилл Кузнецов:

У нас есть несколько критериев, по которым мы это счастье оцениваем. Первое, это удовлетворённость пользователей. Как минимум, мы получаем обратную связь в виде обращений по всем нашим каналам, и через электронную почту, и сейчас запускаем скоро мобильное приложение, где точно так же можно будет обратную связь дать. Второе, мы понимаем, что счастье в экономии времени клиента. 

Дмитрий Завалишин:

Извините, у меня сейчас на телефоне стоит, по-моему, 5 мобильных приложений города Москвы. 

Кирилл Кузнецов:

Скоро будет, одно из них убьет ряд других, есть такое госуслуги Москвы. 

Дмитрий Завалишин:

Слава тебе, господи. 

Кирилл Кузнецов:

Вы сможете, если оно у Вас есть уже, то Вы можете удалить ЖКХ Москвы, можете удалить транспорт Москвы, потому что это всё вместе с госуслугами влилось в госуслуги Москвы. То есть у нас пока 3 приложения объединились в 1. Мы планируем дальше продолжать их объединять туда. Мы не стали выпускать отдельно по социальной карте приложение, хотя такие просьбы неоднократно осуществлялись, мы все наши сервисы инкорпорируем туда и постепенно, постепенно будем расширять именно это единое приложение. У нас останутся самостоятельными ряд приложений таких, как «Узнай Москву», это такое краеведческое, исследовательское приложение, где для туристов, для москвоведов, для школьников. Оно не нужно в сервисах, это немножко другая история, другие сценарии пользовательские. 

Дмитрий Завалишин:

Хотя навести на него можно было бы и оттуда. 

Кирилл Кузнецов:

Связки будут, я думаю, а то, что оно не должно быть одним, чтобы просто не путать, не усложнять, это тоже факт. У Яндекса же одного приложения. У них даже в навигации два. У них Яндекс карты, Яндекс навигатор. 

Дмитрий Завалишин:

Еще Яндекс такси.

Кирилл Кузнецов:

Я имею в виду всё-таки по навигации. 

Дмитрий Завалишин:

Это два почти два идентичные. 

Кирилл Кузнецов:

Да. И самое удивительное, что разным людям по одной и той же задаче разное нравится. 

Дмитрий Завалишин:

Смотрите, это неправильно, конечно, вопрос этот Вам задавать, по большому счёту, но тем не менее, я его задам, потому что у нас передача не только для Москвы, для всех страны для всей страны передача. Что стране делать. Вот Вы делаете отличную вещь. 

Кирилл Кузнецов:

Приходите к нам. 

Дмитрий Завалишин:

Переезжать в Москву?

Кирилл Кузнецов:

Нет, зачем, мы, как предприятие готовы для регионов, поскольку мы ГУП, мы коммерческое предприятие. 

Дмитрий Завалишин:

Вы имеете право то же самое делать для других. 

Кирилл Кузнецов:

Мы можем, да, при этом это будет существенно дешевле для городов, потому что город уже потратил огромные инвестиции на запуск этого сервиса, на разработку, на инновации, которые туда были вложены. Регионы могут получить это бесплатно уже как сервис, придя к нам. Фактически, мы можем запустить это в любом регионе совершенно. 

Дмитрий Завалишин:

То есть Вы можете прямо сервис свой развёрнуть на другие регионы. 

Кирилл Кузнецов:

Да, абсолютно верно, да. 

Дмитрий Завалишин:

Для этого что нужно, для этого другого города, региона, какой формат поддержки, нормативка, интеграция, что? 

Кирилл Кузнецов:

Это зависит от пожеланий региона. Потому что кто-то приходит и говорит: ребята, Вы нам нужны только как консультанты, мы запустим всё своё. Понятно, что бесплатным консультантом мы долго быть не можем, потому что какое-то время мы помогаем, объясняем, но у нас просто люди загружены тем, что мы всё-таки зарплату получаем.

Дмитрий Завалишин:

За Москву.

Кирилл Кузнецов:

За Москву и за то, чтобы москвичам лучше жизнь делать. Поэтому отдельно мы можем… 

Дмитрий Завалишин:

Бесплатно не можете. 

Кирилл Кузнецов:

Физически меня за это посадят. Потому что я тогда буду в ущерб московским продуктам делать. 

Дмитрий Завалишин:

Нецелевое использование средств. 

Кирилл Кузнецов:

Да, абсолютно верно. Соответственно, нужно определить масштаб задач, которые перед регионом стоят. Простой пример, они будут собственные сервера или наши использовать. Они будут собственных людей на кол-центры использовать или наших людей использовать. Они будут карту запускать за свой счёт или за счёт банков. Вопросов очень много, то есть надо согласовать техническое задание, фактически, объявить конкурс, мы в нём поучаствуем. Учитывая, что кроме нас таких регионов два ещё, это Башкирия и Татарстан, которые умеют делать близкие к нашим проекты. Я думаю, что конкуренция там будет небольшая, и мы вполне можем любому региону сделать так же хорошо, как Москве. 

Дмитрий Завалишин:

Но карта при этом у них будет с Вашей технологически идентичная, но несовместимая, в Москве не заработает. 

Кирилл Кузнецов:

Почему? Совместимая. 

Дмитрий Завалишин:

Заработает. 

Кирилл Кузнецов:

Сейчас объясню, важный момент. Я не сказал, есть такая система, ЕГИССО, пенсионным фондом разработанная, разрабатываемая, то есть у них все льготники всей страны. Все регионы им сгружают. А мы с ней интегрированы. Поэтому…

Дмитрий Завалишин:

То есть по идее Ваша карта знает, вообще, говоря про льготы, не только в Москве, но и по всей стране. 

Кирилл Кузнецов:

Если наша карта выпущена в другом регионе будет, то мы, конечно же, точно также и в ЕГИССО сообщим всю необходимую информацию, которую в ручном режиме регионы передают, мы сделаем автоматизировано, и предоставим те же сервисы, которые московские для этого региона. Подключат они свой музей какой-нибудь в Ульяновске, мы в этот музей точно так же по этой карте сможем запускать. Точно так же у нас есть возможности, мы сейчас, в ближайшее время, я думаю, опубликуем оферту, когда мы будем подключать любых. Точнее не так, оферта опубликована, то есть любой к нам может подключиться акцептант. Но мы её чуть-чуть расширим с точки зрения оборудования. Потому что мы хотим предоставить полностью сервис под ключ. Сейчас, условно, магазин, который к нам подключается, он сам подбирает оборудование и так далее. Мы хотим, я думаю, что мы будем делать это совместно с банками, потому что им интересно. 

Дмитрий Завалишин:

То есть такая франшиза, фактически, Вы будете такой франшизной моделью реализовывать, когда любой может прийти, Вы выдаёте ему какую-нибудь книжку про то, как это должно быть устроено с точки зрения процессов, какую железку нужно купить, куда подсоединить, как запустить. 

Кирилл Кузнецов:

Да, вплоть до того даже, у кого купить. Но самый правильный вариант, я думаю, что это идти с банками, потому что любое считывающее устройство, оно по функционалу частично похоже на эквайринг банковский, поэтому банк может поставить и собственный эквайринг. 

Дмитрий Завалишин:

Частично, не 100 % то же самое. 

Кирилл Кузнецов:

Сейчас объясню, просто банковский эквайринг, он и как эквайринг работает, и как инструмент запроса в наш сервис. То есть он включает в себя много чего. Музей может работать продолжать на своём эквайринге и при этом на какой-то другой железке считывать номер льготы. Но проще же всё это объединить и прийти в тот банк, который с нами работает, перейти на модель работы с этим банком, и тогда всё в одном. Как шампунь. 

Дмитрий Завалишин:

То есть технически большинство считывателей итак могут Вашу карту, в общем-то держать. 

Кирилл Кузнецов:

Очень большое количество, в разном ценовом диапазоне, это вообще проблемой не является. 

Дмитрий Завалишин:

Причина к Вам идти только одна, это льготы, скидки, льготы, какие-то такие. 

Кирилл Кузнецов:

Ну, почему скидки, льготы, мы же даём возможность транспорт тот же самый, мы де сразу его точно так же подключаем. Потому что если уже турникетная какая-то система в регионе реализована, мы, как правило, со всеми турникетами системами умеем работать. Мы автоматом уже можем использовать эту карту, как транспортную. Это же карта банковская, туда можно зачислять меры социальной поддержки достаточно удобным способом. То есть, как правило, все регионы работают с двумя ключевыми банками, с синим и зелёным. Соответственно, с этими банками мы тоже работаем. Здесь проблем ни у какого региона не возникнет. 

Дмитрий Завалишин:

С красным банком нет?

Кирилл Кузнецов:

Ну, в Москве, насколько я знаю, в основном, если брать статистику, в основном эти банки. Но это, опять же, красный банк, опять же, смотря о каком говорить, один из красных банков стал синим банком недавно. 

Дмитрий Завалишин:

Но это совсем московский. 

Кирилл Кузнецов:

Если уходить дальше, то есть опять же, те же самые сервисы, связанные с идентификацией мы проговорили, скидки. То есть у нас уже большая достаточно сеть московских предприятий, которые общероссийскими являются. Подключая нас, они подключают их. Плюс мы работаем на технологиях и MsterCard, и Мир. У них тоже есть свои системы мотивации, программы мотивации. Достаточно большие и неплохие, и можно точно также их использовать. Вы сразу получаете тоже под ключ эти продукты. Карта, как ЭЦП.

Дмитрий Завалишин:

Это да, ЭЦП, это вообще отдельная, очень красивая история, которая очень воодушевляет. Как всё-таки я могу узнать о том, нужна она мне или нет, и что она мне даст. Это же получается надо сначала её получить, потом выяснять. А получить я её могу, только выяснив, что я на неё имею право. 

Кирилл Кузнецов:

Смотрите, сейчас, как льготник Вы об этом узнаете автоматом практически, Вам предлагают её оформить в МФЦ, когда Вы приходите, становитесь льготником, Вам это предлагают. 

Дмитрий Завалишин:

А прямо вот озвучивают. 

Кирилл Кузнецов:

Да, Вы стали многодетным, когда Вы приходите третьего ребёнка оформлять, Вам сразу предлагают оформить карту. 

Дмитрий Завалишин:

Я оформил четырёх, мне не предложили. 

Кирилл Кузнецов:

Значит не Вы ходили оформлять. Может, она просто есть у супруги, я не знаю. Она решила транспорт. Опять же, смотря, когда всё это оформлялось. Если это достаточно давно был. 

Дмитрий Завалишин:

То есть МФЦ предложит её автоматом, если Вы на это..

Кирилл Кузнецов:

Да, у нас есть раздаточные материалы, в каждом МФЦ лежат. Мы об этом оповещаем на сайте mos.ru. Мы сейчас соц. карта, как сайт в ближайшее время будет закрыт, потому что мы уже приехали на mos.ru и пока просто оставили второй сайт, как некую историю, чтобы люди, по привычке приходя туда, сразу переводятся на mos.ru. Понятно, что купить весь телеэфир мы не можем, из каждого утюга кричать, что если ты льготник, то идти за картой тоже бессмысленно. Мы будем действовать через акцептантов, через банки. Почему мы опять же туда пошли. Потому что, с одной стороны, это удешевляет стоимость карты и минимизирует затраты города и налогоплательщиков. С другой стороны, это дополнительные каналы коммуникации. Банки гораздо больше, чем город знают о своих клиентах, они очень хорошо информированы о том, кто, куда и как ходит. Они умеют строить различные пользовательские модели и понимать, что тот или иной человек скорее всего льготник и задать ему наводящие вопросы, точно так же подведя его к тому, что эта карта ему нужна и она ему полезна. И поверьте, большинство тех, кто получает меры социальной поддержки, так или иначе об этом знают и понимают, зачем им это нужно. Я не просто так сказал о женщинах беременных, потому что они кроме скидок от этой карты имеют ещё запись к врачу. Но транспорт, как базовый инструмент, который больше всего бюджета помогает экономить, они не имеют. Они знают, они приходят, опять же, сарафанное радио никто не отменял. То есть много, много всяких коммуникаций. Мы продумываем, как нам встроиться вообще с московскими сервисами в образовательную модель и рассказывать подрастающему поколению о том, какие они имеют права, возможности, зачем им это надо. Возьмём просто пример, «Наш город». Есть такой сайт, есть такое приложение «Наш город». Замечательный сервис, просто прекрасный, который, к сожалению, скачан не у большого количества населения. Но это штука, которая позволяет решить более 200 пользовательских кейсов, начиная от того, что у Вас в подъезде лампочка не горит или перегорела, лифт не работает или Вам нахамил врач. Или в очереди Вы задержались. Там огромное количество ситуаций. Ямы на дороге, неубранный снег, там куча, куча всего. И в течение 8 дней Вам обязаны ответить и проблему решить. 

Дмитрий Завалишин:

Давайте сделаем шаг чуть-чуть в сторону. Если посмотреть на эту карту, как на ЭЦП, то возникает желание заинтегрировать её, вообще, много желаний возникает, её заинтегрировать в бизнес какие-то инструменты. Но если она может быть ключом, какого черта, если я все равно ношу её, давайте она будет ключом ко мне в офис, ключом ко мне домой. Давайте она, как ЭЦП будет инструментом подписи у меня в документообороте. Это можно сделать?

Кирилл Кузнецов:

Да, так я же Вам ровно про это. 

Дмитрий Завалишин:

Бизнес система, никакой интеграции, своя собственная. Можно в этом месте её использовать, как инструмент. 

Кирилл Кузнецов:

Конечно. Мало того, мы сейчас. 

Дмитрий Завалишин:

Куда пойти, что для этого надо сделать? Вот нас сейчас смотрит люди, которые разрабатывают документооборот. Как им добраться до ситуации, когда это карта для них окажется цифровым ключом. 

Кирилл Кузнецов:

Как только мы начнём карты выпускать с банками, это должно произойти в ближайшие месяц, два, три, там вопрос согласования уже каких-то мелочей остался. Приходите, получаете эту карту, записываете на неё ЭЦП, это Ваш личный ЭЦП, и начинаете её использовать в том же самом документообороте. 

Дмитрий Завалишин:

Я могу на неё дописывать, у неё есть открытые свободные слоты, куда я смогу своё приложение вписать. 

Кирилл Кузнецов:

Дело в том, что там просто криптоконтейнер на карте. Вы дальше просто с этой картой приходите в любой удостоверяющий центр, какой Вам понравится, который дешевле, который быстрее, который ближе к дому, любой. Записываете на неё ЭЦП и начинаете использовать. При этом помимо ЭЦП, я же сказал, эта карта обладает кучей других возможностей и сервисов. Если вдруг Вы одновременно и руководитель предприятия, и многодетный отец, или пенсионер или, не дай бог, инвалид, то у Вас точно так же весь набор сервисов в одном месте. Если Вы завтра только стали этим льготником, мы Вам, к сожалению, пока не работает, мы технически дорабатываем эту систему в городе. Есть десятки систем, которые надо между собой интегрировать, чтобы это всё одновременно заработало. Планируем, что в течение года ближайшего мы проблему решим. Это перекодирование карты без похода в МФЦ без её перевыпуска. То есть Вы сменили статус, перестали быть льготником и стали не льготником, Вам надо будет перевыпускать карту в ближайшее время. Мы работаем над тем, чтобы этого вообще не происходило, чтобы можно было прислонить её к смартфону и перезаписать. Смартфон тоже может быть этой картой. Когда Вы с помощью технологии NFC. 

Дмитрий Завалишин:

Вот, спасибо, что сказали, я забыл этот вопрос, держал его в голове. То есть вообще говоря, сам телефон может ей стать. 

Кирилл Кузнецов:

Любой форм-фактор ей может стать. Потому что мы сейчас. 

Дмитрий Завалишин:

Для этого Вы должны с Apple pay. 

Кирилл Кузнецов:

Не обязательно, это может быть, ещё раз, есть там технология USIM, которая позволяет использовать SIM карту, как носитель. Мы можем вообще нашу соц. карту записать на SIM карту. Мы можем записать её в приложении, тогда с помощью технологии NFC на смартфоне можно, а сейчас таких смартфонов куча, ценник их снизился, они от 3000 уже продаются, можно этой картой будет воспользоваться везде, где ответное оборудование умеет работать с технологии NFC. Потому что, как правило, это Mifare, это мы уже в технологию с Вами уходим. Но смысл в том, что должен и акцептант быть к этому готов, акцептант я имею в виду условный музей. Должен быть готов клиент использовать новые технологии, и у него оборудование к этому должно быть готово. Он может быть с брелоком, он может быть с браслетом. 

Дмитрий Завалишин:

То есть если он принимает бесконтактные карты, то он к этому уже готов. 

Кирилл Кузнецов:

Кто он? Магазин?

Дмитрий Завалишин:

Магазин, музей. 

Кирилл Кузнецов:

Да, он готов. Осталось, чтобы клиент к этому был готов. 

Дмитрий Завалишин:

В этом случае мы можем загнать это дело на телефон, и у нас появится это же карта в телефоне. 

Кирилл Кузнецов:

Абсолютно верно. 

Дмитрий Завалишин:

Это можно же и онлайн сделать, по идее. 

Кирилл Кузнецов:

Это, смотрите, мы с Вами, фактически, в течение последних 20 минут рассмотрели всю стратегию карты москвича и весь её жизненный цикл на пути развития, только немножко не в той последовательности. Мы начали с Вами фактически с биометрии, которая в конце этого стоит всего процесса. Только что рассмотрели с Вами вопрос онлайна, который предшествует, скажем так, биометрии, у него нет таких ограничений нормативных и правовых, но у него есть технические ограничения. Потому что, опять же, нужно покрытие сети. Условный пример. У нас эта карта используется пенсионерами для проезда бесплатного на подмосковных электричках. У меня дача в Дубне, мне туда достаточно большой кусок, где у меня вообще связь не работает. Пришёл контролёр меня проверить, понимаете, да?

Дмитрий Завалишин:

Что он будет делать. 

Кирилл Кузнецов:

Да, соответственно нужно, с одной стороны, везде обеспечить в зоне приёма этих карт покрытие стопроцентное, либо пока это не обеспечено, использовать двойную технологии оффлайн и онлайн. И тогда то оборудование, которое в руках находится у контролёра, мы сейчас просто конкретный пример кейса разбираем, оно должно уметь запросить… 

Дмитрий Завалишин:

Карточку считать, но на карточке в этом месте должна быть оффлайновая метка, которая. 

Кирилл Кузнецов:

Или на карточке или в оборудовании. 

Дмитрий Завалишин:

Или у него там. 

Кирилл Кузнецов:

Да. Здесь, учитывая то, что у нас мощный достаточно чип, мы можем все необходимые сведения держать на нём. А можем, считав ID карты сравнить с тем, что в устройстве. 

Дмитрий Завалишин:

Зайти в свою базу, посмотреть, покупал ли ты билет.

Кирилл Кузнецов:

Да, и у него в расстройстве может быть база всех этих льготников. 

Дмитрий Завалишин:

Но это тоже проблема, связь должна быть, по большому счёту. 

Кирилл Кузнецов:

Нет, почему, у него, пример Мосгортранса. Мосгортранс работает не в онлайне. У них вот эти все устройства, которые стоят, куда Вы прикладываете карты, тройки и т.д., они их снимают в конце дня и ставят, коннектят с оборудованием и считывают его. Фактически, то, что произошло в течение дня, обновляют базу, эта база, в том числе, синхронизируется с нашей, обновляет льготников. Если сегодня мы заблокировали кому-то льготу, то завтра этот человек уже в оффлайне не сможет пройти. 

Дмитрий Завалишин:

А, то есть Вы загоняете базу данных льготников на устройство. 

Кирилл Кузнецов:

На железку, да. Это тоже возможная развилка. То есть здесь очень много технологических развилок, которые нужно все продумать, просмотреть и решить. Кроме того, давайте не забывать, что если в Москве есть Мосгортранс и Метрополитен, то в Подмосковье у нас адовое количество операторов транспортных, и каждый со своими железяками, со своими устройствами. Взять резко всем навязать сверху решение, которое не будет работать, приведет к тому, последней милей кто является? Карта. 

Дмитрий Завалишин:

Конечно. 

Кирилл Кузнецов:

Он прикладывает, ему говорят: этот Ваш Мир, это Ваше ВТБ или Сбербанк или ещё кто-то, Вы там опять что-то с чипом накурочили. 

Дмитрий Завалишин:

Может как с банками, тоже консолидация пойдёт небольшая не этом рынке. 

Кирилл Кузнецов:

Именно поэтому мы туда и пошли, потому что, например, оператором Подмосковья является дочка Сбербанка. Так что мы в течение полутора лет изучали все возможные варианты технологические, которые позволят или не позволят нам реализовать счастье москвича и достичь нашего KPI. Но их очень много, реально очень много. 

Дмитрий Завалишин:

Последний вопрос, паспортом станет? 

Кирилл Кузнецов:

Если мы о мечтах, то я надеюсь. Если мы о реальности, я не уверен, если честно, в ближайшее время. Опять же, потому что мы сейчас не можем быстро и оперативно подружить технически между собой транспортных операторов. А представьте, нам нужно ещё базу будет МВД, в которую влилась недавно база ФМС, которая была отдельно, теперь внутренняя, они там пока сейчас внутри сами разберутся. Нам с ними нужно как-то туда вкрячиться, это очень сложно и долго. Я надеюсь, мы очень хотим. 

Дмитрий Завалишин:

Счастье москвича было так близко. 

Кирилл Кузнецов:

Да, оно будет, но счастье тоже надо мерить, оно же, понимаете. 

Дмитрий Завалишин:

Давайте есть счастье москвича постепенно. 

Кирилл Кузнецов:

Да, постепенно, как слона. 

Дмитрий Завалишин:

Кирилл, спасибо Вам большое. Я желаю Вам удачи. 

Кирилл Кузнецов:

Спасибо. 

Дмитрий Завалишин:

Знаете, правда, не так много людей, у которых цель, это счастье москвича. Желаю Вам удачи. 

Кирилл Кузнецов:

Спасибо большое.

Источник

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть